Официальное представительство PADI в Красноярском крае Dive center PADI № S-s35167

Как все начиналось? (воспоминания ветерана клуба)

image001

А начиналось все в 1976 году. В один из морозных зимних вечеров ко мне, молодому учителю истории школы рабочей молодежи № 16 г. Красноярска, после занятий подошли трое ребят, работавших тогда на заводе телевизоров: братья Свентицкие, Володя и Сергей, и Игорь Мосин. Каким-то образом они узнали, что я был большим любителем подводного плавания, а также увлекался водными походами по рекам и озерам Красноярского края, занимался фотографией и любительской киносъемкой.

Оказалось, что все трое тоже любят путешествовать и хотели бы научиться нырять с аквалангом, чтобы погружаться и осваивать подводный мир наших водоемов. Поэтому, когда Игорь предложил мне объединить наши усилия, чтобы совместно выезжать на озера нашего края, я с радостью согласился. Так эта встреча положила начало создания и деятельности самодеятельного клуба «Аквамарин».

Следует сказать, что в то время появление самодеятельных клубов и ассоциаций не являлось чем-то необычным: вторая половина 60-х и особенно 70-е годы были временем массового взлета молодежной романтики. Воспитанные на романтических произведениях отечественной и зарубежной литературы, лучших песнях В. Высоцкого, Ю. Визбора, А. Городницкого, Е. Клячкина и других выдающихся бардов, многие молодые люди той эпохи, ценившие и понимавшие красоту природы, верившие в возвышенные идеалы и настоящую мужскую дружбу, покоряли горные вершины, осваивали ледяную пустыню Арктики, опускались в вечную темноту пещер, на плотах и байдарках преодолевали бурные реки, погружались в глубины голубого континента. Это было время консолидации молодежи по интересам, создания множества самодеятельных клубов и объединений. Те из них, что получили общественное признание и стали массовыми, смогли прикрепиться к официально существующим организациям или учреждениям, получить материальную и иную поддержку.

Возвращаясь несколько назад, следует сказать, что в середине 60-х годов в нашем городе небольшой группой энтузиастов была предпринята попытка организовать Объединение самодеятельных молодежных клубов (ОМК). В составе этого объединения был создан клуб любителей подводного плавания, в формировании и деятельности которого я принимал непосредственное участие. Но этот опыт оказался неудачным. Объединение молодежных клубов не стало в то время массовой организацией, не получило официального статуса и через несколько лет перестало существовать. Постепенно прекратилась деятельность и всех клубов, входящих в ОМК.

Однако желание создать жизнеспособный самодеятельный подводный клуб меня не покидало. В краевой библиотеке я прочитал всю имеющуюся литературу, касающуюся организации и деятельности таких клубов, обдумывал, каким должен быть клуб, чем могут заниматься его участники, чтобы это было интересно и познавательно. Еще в школе я увлекся любительской киносъемкой, во время учебы в институте участвовал в работе студенческой киностудии и приобрел необходимые навыки в создании документальных фильмов, которые мы снимали и монтировали под руководством опытного кинооператора на профессиональной аппаратуре. Во время археологической практики, которая проходила на черноморском побережье в станице Тамань, появился небольшой опыт киносъемки под водой. Именно в Тамани у меня родилась идея создания подводного клуба, который бы специализировался на подводных съемках.

Среди любителей-аквалангистов это было достаточно новое, но весьма трудоемкое и затратное занятие, которое требовало коллективных усилий, а также сочетания хорошей легководолазной подготовки с навыками проведения подводных съемок, которые должны стать основой создания любительских кинофильмов. А это, в свою очередь, требовало умений проявления и монтажа пленки, озвучивания будущих фильмов, а также поиска интересных идей, литературного творчества в написании сценария и дикторского текста. Такой клуб, на мой взгляд, был бы весьма перспективным и мог не просто объединить любителей подводного плавания, но и развить творческие способности каждого желающего.

Поэтому во время второй встречи нашей четверки мной была предложена идея создание клуба подводной кино и фотосъемки. Эту идею все одобрили, и в ходе ее обсуждения была сформулирована главная цель деятельности будущего клуба – создание документальных, учебно-познавательных и видовых кинофильмов, отражающих экологические особенности и многообразие жизни пресноводных водоемов Красноярского края. Созданные членами клуба фильмы предполагалось показывать в самых разных аудиториях, а также по краевому телевидению. Кроме того, мы планировали участвовать в конкурсах и фестивалях любительских фильмов, регулярно проводившихся тогда в крае и по всей стране. Планировалось также проводить наблюдение и фотосъемку за поведением обитателей подводного мира с последующими публикациями в периодической печати. Таким образом, сформулированные цели и задачи деятельности будущего клуба имели социальную направленность - привлечь внимание широкой общественности к малым водоемам края, к их охране и бережному отношению. Поскольку значительную часть снаряжения и оборудования для подводной съемки предстояло создавать своими руками, открывалось широкое поле для технического творчества.

С самых первых встреч мы обдумывали название клуба. Были различные предложения, кому-то они нравились, кому-то нет. Мной было внесено предложение назвать клуб «Аквамарин», что в переводе с латинского означает «морская вода», которая обычно ассоциируется с прозрачностью и голубизной цвета. Именно высокая прозрачность и нежно-голубой оттенок воды в конечном итоге определяют качество подводных съемок. Название «Аквамарин» всем понравилось, и на нем решили остановиться. Володя Свентицкий нарисовал эмблему клуба в виде парящего в толще воды аквалангиста с кинобоксом в руках.
В Шарыповском районе я знал один пресный водоем, на котором мне доводилось неоднократно бывать, и который поразил меня своей красотой, прозрачностью и аквамариновым цветом воды. Это – озеро Инголь. Я убедил ребят, что для нас Инголь самое подходящее и доступное озеро, где можно погружаться и проводить подводные съемки. Поэтому на лето 1977 г. была запланирована первая экспедиция на оз. Инголь. Однако для того чтобы хорошо подготовиться к ней, нам предстояло решить множество различных проблем.
  
image003.jpgОдна из самых серьезных – это проблема аппаратуры и снаряжения для подводной съемки. Из нашей четверки только Володя Свентицкий и я имели опыт любительской киносъемки. В то время кинолюбители-одиночки снимали на 8 мм. пленку. Кинофильмы, созданные любительскими киностудиями, а также телевизионные документальные фильмы снимались на 16 мм. пленку. У меня была своя 16 мм. кинокамера «Альфа-полуавтомат». К ней я самостоятельно сконструировал и с помощью учеников вечерней школы изготовил дюралевый бокс, который использовал для подводных съемок в Таманском заливе Черного моря.. Мою кинокамеру и бокс решили использовать для съемок на озере Инголь. Володя Свентицкий взялся усовершенствовать кинобокс.

Другая проблема, которую нам предстояло решить, - это отсутствие легководолазного снаряжения. Ни у кого из нас не было аквалангов и другого снаряжения. У меня имелся сухой гидрокостюм «Садко», но это не решало проблемы. Поэтому единственно возможным способом приобретения подводного снаряжения были личные денежные сбережения. В первые годы существования клуба акваланги и другое дорогостоящее снаряжение мы приобретали в «складчину», по принципу «кто сколько может». Помимо этого, Володя и Сергей Свентицкие весной 1977 г. купили на свои деньги два акваланга «АВМ-1м» и передали их в общее пользование.

Еще одна проблема заключалась в обучении теории и практики погружения с аквалангом. Из нашей четверки только у меня имелся небольшой опыт подводных погружений, который я получил еще во время учебы в институте, пройдя курсы общественных инструкторов подводного спорта при Морском клубе ДОСААФ. Летняя сессия тогда не позволила мне в полном объеме отработать под водой необходимое количество часов для получения удостоверение инструктора подводного спорта. После сдачи экзаменов по теоретическому курсу мне выдали удостоверение «пловец-подводник ».

В 70-е годы обучение теории и практики погружения с аквалангом для получения удостоверения пловца-подводника, общественного инструктора подводного спорта осуществляла Краевая школа ОСВОДА. Но она являлась хозрасчетной организацией. Все виды обучения были платными, а оплата была достаточно высокой. Мы договорились с руководством этой школы, что будем самостоятельно осваивать теорию и практику погружений с аквалангом, а оплачивать станем только экзамены на получение удостоверений. Поэтому мне пришлось взять на себя ответственность за теоретическую, а затем и практическую подготовку первых аквалангистов нашего клуба.
Чтобы быть на высоте перед ребятами, приходилось основательно готовиться к каждому занятию, которые проводились в выходные дни в вечерней школе, где я работал. Это был временный вариант. Для проведения занятий мы нуждались в постоянном помещении. В решении этой проблемы неожиданно проявились организаторские способности Игоря Мосина. Своей настойчивостью он сумел убедить руководство профсоюзного комитета завода телевизоров в нужности и полезности того дела, которым мы начали заниматься. Профком выделил в Доме спорта телевизорного завода класс для теоретических занятий и даже арендовал бассейн, где мы два часа в неделю проводили тренировки с аквалангом, испытывали аппаратуру и делали пробные фото и киносъемки под водой.

В начале весны 1977 г. я закончил читать теоретический курс легководолазной подготовки. Регулярные занятия в бассейне позволили хорошо освоить подводное плавание с аквалангом, отработать различные приемы в случаях аварийных ситуаций и оказания первой помощи. В апреле этого же года Игорь Мосин устроился работать на спасательную станцию, обучился погружаться сначала в профессиональном легководолазном снаряжении, а затем освоил работу в трехболтовым водолазном скафандре. На спасательной станции Игорь провел с нами несколько погружений с аквалангом в открытом водоеме в сухих легководолазных гидрокостюмах ГК 4.

В конце мая все члены клуба, проходившие обучение, сдали экзамены в Краевой школе ОСВОДА и получили удостоверение «пловец-подводник». Трое участников клуба Игорь Мосин, Михаил Денисов и я получили удостоверение «общественный инструктор подводного спорта», что давало право на самостоятельное проведение погружений с аквалангом.

Освоение теории и практики подводного плавания с аквалангом сочетались с подготовкой к летней экспедиции. И здесь самой «героической» эпопеей стало изготовление надувного катамарана, который мы планировали использовать для погружений на оз. Инголь. В то время отечественная промышленность не выпускала для массового потребителя ни катамаранов, ни других надувных или разборных судов, с которых можно было безопасно проводить погружения с аквалангом. Поэтому катамаран решили изготавливать своими руками. Ответственным за это непростое дело выбрали Сергея Свентицкого.
 
image005.jpgПо своей конструкции, по поводу которой мы долго спорили, катамаран должен был состоять из двух пятиметровых надувных поплавков, диаметром 0,6 м. Поплавки скреплялись толстыми дюралевыми трубами, к которым в середине каркаса прикреплялись 4 жестких полуцилиндрической формы поплавка, изготовленных из многослойной авиационной фанеры, служившие одновременно багажным отделением и палубой. Был также предусмотрен транец для подвесного мотора.

Катамаран сооружали в обычных городских квартирах. Сначала в моей квартире мы с Сергеем из простой медицинской клеенки склеивали надувные поплавки. Для большей прочности клеенку на 4 раза с обеих сторон промазывали резиновым клеем, в который добавляли алюминиевую пудру. Каждый поплавок делился на 3 отсека и вкладывался в отдельный чехол, который мы сшивали из тонкого брезента. После этого Сергей в своей квартире изготавливал жесткие поплавки. В ванной комнате в горячей воде он распаривал листы авиационной фанеры, а затем с помощью специальных приспособлений придавал им округлую форму. После сборки готовые фанерные поплавки он оклеивал стеклотканью и на несколько слоев окрашивал масляной краской.

Превращение квартир в ремонтные мастерские вызывало неудовольствие домочадцев, но энтузиазм был превыше всего, и наши родные тогда с пониманием отнеслись к этой затее. Несмотря на трудности, к лету 1977 г. катамаран был готов. Во время летней экспедиции на оз. Инголь на нем одновременно размещалось пять человек со всем снаряжением и оборудованием для подводной съемки. И хотя надувные поплавки не всегда выдерживали такую нагрузку и время от времени разрывались, катамаран показал очень хорошие ходовые и эксплуатационные характеристики.

С самого начала создания клуба мы старались привлечь как можно больше людей. Приглашали своих знакомых, писали объявления, выступали в общежитиях телевизорного завода, в школах и техникумах с беседами, направленными на вовлечение новых членов в наше самодеятельное объединение. К весне 1977 г. в клубе занималось 17 человек, а к осени количество участников возросло до 27 человек. В течение первых двух лет сформировался актив клуба, в который вместе с нашей четверкой вошли: Михаил Денисов, Ольга Морозова, Валерий Сысоев, Александр Голдырев, Иван Скурихин, Виктор Лобобреев. Актив со временем частично изменялся. Место одних занимали другие. Но даже те, кто по разным причинам вынуждены были покинуть клуб, не теряли с ним связь и охотно приходили или приезжали по нашему приглашению на просмотры новых фильмов, а также на юбилеи клуба, которые мы регулярно проводили.
 
image007.jpgВ июле 1977 г. мы, наконец, осуществили самую главную задачу, к которой полгода интенсивно готовились, – поездку на оз. Инголь. Из клуба в этой экспедиции смогли принять участие 7 человек. Для первой поездки мы были неплохо экипированы. Помимо 5 аквалангов, в нашем распоряжении находилось 2 кислородных аппарата ИДА-64. В отличие от аквалангов, кислородные аппараты работают по замкнутому циклу и не выпускают воздушных пузырьков при выдохе, что позволяет с очень близкого расстояния наблюдать и снимать рыбу под водой. Однако погружаться с кислородными аппаратами могут только специально подготовленные подводники, поскольку работать под водой с ними небезопасно. Поэтому с аппаратами ИДА-64 спускался один Игорь Мосин. Под водой мы работали в сухих гидрокостюмах «Садко 2». Отечественная промышленность тогда еще не выпускала мокрые гидрокостюмы, а импортные были большой редкостью.

Целый месяц мы обследовали акваторию озера, на разных глубинах совершали погружения, искали наиболее живописные места для подводных съемок и проводили пробную кино и фотосъемку под водой. Одновременно снимали хронику основных событий нашего пребывания на озере Инголь. Чего действительно нам не хватало для погружений – это компрессора для зарядки аквалангов. Поэтому, когда заканчивался воздух в баллонах, Игорь на своем стареньком Запорожце уезжал в Красноярск, заряжал на Спасательной станции акваланги сжатым воздухом, а затем возвращался обратно на озеро.

На следующий год мы планировали снять видовой кинофильм о красотах озера Инголь и жизни его подводных обитателей. Опыт проведенных нами съемок, как над водой, так и под водой, показал, что для создания хорошего любительского фильма нужна более надежная и более совершенная кинокамера. В то время лучшей любительской 16 мм. камерой, имевшейся в свободной продаже, была кинокамера «Красногорск 2», которую нередко использовали как вспомогательную и профессиональные кинооператоры–документалисты. Несмотря на то, что для нас это была дорогостоящая покупка, мы решили кинокамеру во что бы то ни стало приобрести.

Съемки кинофильма требовали значительных денежных средств на покупку цветной кинопленки, приобретение химикатов для ее проявки, оборудования для монтажа и озвучивания фильма. Одних членских взносов на это не хватало, поэтому в поисках денежных средств в выходные дни приходилось подрабатывать чернорабочими на стройке. Наконец в марте 1978 г. мы смогли купить кинокамеру « Красногорск 2». Для нас это было большой радостью. Сережа Свентицкий в рекордно короткий срок (2 месяца) сконструировал и изготовил для нее кинобокс.

Клубное имущество, которого становилось все больше, более полутора лет хранились в городских квартирах, что не могло не привести к открытым протестам наших родных и близких. Поэтому возникла острая необходимость в собственном помещении, без которого становилась невозможной дальнейшая деятельность и развитие клуба. Мы искали различные варианты и пути решения этой сложной проблемы. И только благодаря многократным попыткам Игоря Мосина, который регулярно ходил по различным инстанциям, администрация Центрального района г. Красноярска в апреле 1978 г. выделила клубу небольшое помещение в подвале жилого дома. Помещение было отремонтировано, имелись даже деревянные полы и массивная железная дверь, что для хранения клубного имущества имело большое значение.

1978 г. во всех отношениях, и особенно в творческом плане, стал одним из самых удачных в истории клуба «Аквамарин». В апреле профком завода телевизоров официально признал наш клуб как творческое объединение по интересам. Был утвержден Устав клуба. Меня назначили руководителем клуба «Аквамарин», а Игорь Мосин занял место инструктора. Завод начал оказывать клубу существенную материальную помощь. На денежные средства профсоюзной организации были приобретены мокрые и сухие гидрокостюмы, акваланги, но самым настоящим подарком для клуба стал малогабаритный компрессор для зарядки аквалангов «Старт 2», выписанный заводом по линии краевой организации ДОСААФ.

В этом же году клуб «Аквамарин» вместе с аквалангистами клуба «Скиф» Института Физики АН СССР, которым руководил Евгений Шубин, организовали две экспедиции на оз. Инголь. Одну в первомайские праздники, другую летом – в июле месяце. В ходе первой совместной поездки мы провели погружения с аквалангами подо льдом озера. Все события от начала и до конца были отсняты на кинопленку. Володя Свентицкий снимал над водой, а я - под водой.

Приехав в Красноярск, мы с Володей сразу же приступили к проявлению и монтажу нашего первого кинофильма. После этого Игорь Мосин, Володя и Сергей Свентицкие начали озвучивание фильма. Ко всем его эпизодам Игорь очень удачно подобрал музыку. Моя жена Наташа написала текст песни к кинофильму, а Володя этот текст переработал и придумал мелодию. В его исполнении на гитаре, песня лейтмотивом органически вписалась в кинофильм. Причем эта песня так всем понравилась, что стала гимном клуба «Аквамарин».
 
image009.jpgКинофильм назвали «Спящее озеро». В октябре 1978 г. он был представлен на краевой конкурс-фестиваль любительских фильмов, где к нашей радости получил Диплом первой степени, после чего был отправлен на межреспубликанский фестиваль любительских фильмов по туризму, проходивший в г. Риге в ноябре 1978 г. Кинофильм «Спящее озеро», как и другие дипломированные любительские фильмы, несколько раз показывали по краевому телевидению.

В период летней экспедиции 1978 г. аквалангисты нашего клуба совместно с подводниками Института Физики осваивали глубины оз. Инголь. Максимальная отметка, на которую нам удалось погрузиться, составляла 37,5м. Большей глубины мы в этом озере не обнаружили. Кроме того, участники экспедиции клуба «Аквамарин» снимали кинофильм по заранее написанному мной и Володей Свентицким сценарию. По нашим замыслам новый фильм должен быть и по характеру съемок и по времени демонстрации более масштабным, чем первый. Этот фильм мы решили назвать «В гостях у озера». Однако после первого просмотра, по общему мнению, кинофильм оказался слишком затянутым. В течение целого года мы с Володей несколько раз его перемонтировали. В результате метраж фильма уменьшился более чем в два раза.

В 1979 г. во время очередной летней экспедиции клуба на оз. Инголь были отсняты некоторые новые эпизоды к кинофильму. Окончательную работу над фильмом мы закончили к весне 1980 г. В 1981 г. фильм «В гостях у озера» был представлен на краевой смотр-конкурс любительских фильмов и получил Диплом второй степени. Его также как и наш первый фильм показали по краевому телевидению.

Евгений Камышев 29 01 2010 г.

 

 

Комментарии

Нет созданных комментариев. Будь первым кто оставит комментарий.
Уже зарегистрированны? Войти на сайт
Гость
20.06.2018